Николай II

Государь император Николай II Александрович (Романов) родился 19 мая 1868 года в день  памяти святого праведного Иова многострадального. Верный Христу он прошел земной путь, полный скорбей, и увенчал его страдальческой кончиной.

Служение императора Николая II прошло под сенью благословения его отца, Александра III:

«… Я передаю тебе царство Богом мне врученное.  Меня интересовало только благо моего народа и величие России. Я стремился дать внешний и внутренний мир, чтобы государство могло свободно и спокойно развиваться, крепнуть, богатеть и благоденствовать <…> ты несешь ответственность за судьбу твоих подданных перед престолом Всевышнего. Вера в Бога и святость твоего царского долга да будут для тебя основой твоей жизни».

Как его небесный покровитель – святитель Николай Мирликийский чудотворец, – Николай II был милостив и справедлив, старался прийти на помощь страждущим и нуждающимся.  И эти качества переняли его четыре дочери – Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия, которые в страшные годы Первой мировой войны служили сестрами милосердия в госпиталях.

Известные люди, имевших счастье лично общаться с Николаем II, так отзывались о нем:

Министр финансов С.Ю. Витте:

«Когда император Николай II вступил на престол, то от него светлыми лучами исходил, если можно так выразиться, дух благожелательности».

Премьер-министр В.Н. Коковцов:

«Десять лет я был докладчиком у Государя, я хорошо знаю его характер и могу сказать по совести, что сознательно он никому не причинил зла, а своему народу, своей стране он желал одного — величия, счастья, спокойствия и преуспевания».

Николай II вступил на всероссийский престол в сложное для России время. В XIX столетии в Российском обществе происходил процесс отхода от традиционных духовных ценностей. Об этом писали великие русские писатели в своих произведениях (Тургенев, Достоевский и др.)

В то же время с материальной стороны Россия была далеко не бедствующей страной.

Бремя прямых и косвенных налогов в России было намного меньше, чем во Франции и Германии.

Царствование Николая II было периодом экономического роста. Строились железные дороги, увеличивалась добыча полезных ископаемых, росли показатели тяжелой и легкой промышленности.

Россия была кормилицей Европы: на ее долю приходилось 25% мирового экспорта пшеницы.

Император был инициатором созыва мирной конференции в Гааге в 1898 году, на которой были приняты важные решения, касающиеся правил ведение войн и сведения к минимуму страданий простых солдат (запрет использовать разрывные пули, и т.п.)

Государь писал П.А. Столыпину 23 октября 1907 года

«Я имею всегда одну цель перед собой — благо Родины».

Глубокая религиозность выделяли Императорскую чету среди представителей тогдашней аристократии.  Памятуя о завещании отца, Николай II много внимания уделял делам православия. Фактически при нем был подготовлен созыв Церковного Поместного Собора Русской Православной Церкви.

За годы правления Государя было канонизовано святых больше, чем за два предшествующих столетия: Феодосий Черниговский (1896), Исидор Юрьевский (1898), Анна Кашинская (1909), Евфросиния Полоцкая (1910), Ефросин Синозерский (1911), Иосаф Белгородский (1911), Патриарх Гермоген (1913), Питирим Тамбовский (1914), Иоанн Тобольский (1916). Причём на канонизации преподобного Серафима Саровского (1903), — ныне одного из самых любимых и почитаемых на Руси святых, — он настоял вопреки мнению обер-прокурора Синода К.П. Победоносцева.

Многое сокрыто от нас, но доподлинно известно, что Царская Семья в 1903 году приняла участие в торжествах, посвященных прославлению Преподобного Серафима в Сарове. Николай второй нес мощи великого русского святого. А спустя год после пламенных молитв преподобному Серафиму у царственной четы родился пятый ребенок — единственный сын и наследник – цесаревич Алексий (12 августа 1904 года).

«Будет некогда царь, который меня прославит, после чего будет великая смута на Руси, много крови потечет за то, что восстанут против этого царя и самодержавия, но Бог царя возвеличит…», — так пророчествовал Серафим Саровский о будущем России. Сбылось предсказание великого Старца.  После прославления в лике святых преподобного Серафима возникла «великая смута на Руси» и восстали против самодержавия и последнего русского царя его «верноподданные».  «Кругом измена, трусость и обман», —  записал в своем дневнике Государь Император Николай второй 2 марта 1917 года.

Благочестивый царь, преданный большинством своих подданных, не покинул Россию после революции 1917 года. Он прошел путь скорби и унижения вместе со своим народом. Коммунистическая власть не остановилась на том, что расстреляла царскую семью, уничтожила ее физически. Она пошла дальше: была предпринята попытка опорочить имя государя в истории. Во всей официальной литературе советского периода, энциклопедиях и учебниках мы встречаем клеветническое утверждение: император был казнен за измену Родине.

Через три дня после чудовищного, предательского расстрела, во время богослужения в Московском Казанском соборе патриарх Тихон сказал проповедь, в которой обозначил «суть духовного подвига» царя и отношение церкви к вопросу казни:

«На днях свершилось ужасное дело: расстрелян бывший Государь Николай Александрович… Мы должны, повинуясь учению слова Божия, осудить это дело, иначе кровь расстрелянного падет и на нас, а не только на тех, кто совершил его. Мы знаем, что он, отрекшись от престола, делал это, имея в виду благо России и из любви к ней. Он мог бы после отречения найти себе безопасность и сравнительно спокойную жизнь за границей, но не сделал этого, желая страдать вместе с Россией. Он ничего не предпринимал для улучшения своего положения, безропотно покорился судьбе».

Спустя почти столетие, в августе 2000-го года, когда на Архиерейском соборе было принято решение о канонизации святых Царственных Страстотерпцев, православный русский народ, собравшийся на площади перед Храмом Христа Спасителя, запел тропарь Пасхи: «Христос Воскресе из мертвых смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав». Как и предсказывал преподобной Серафим – среди лета «Пасху запели».

И под этот гимн победы над смертью началось возрождение, восстание России из духовного пепелища.

400-летие дома Романовых совпало с торжествами, посвященными 100-летию прославления преподобного Серафима Саровского (2003 год).  Народ, не вместившись в несколько Дивеевских храмов,  заполнил все площади. Служба шла под открытым, как будто распахнувшемся навстречу молитве, небом под покровом Пресвятой Богородицы, Ее великого «служки» преподобного Серафима, и, конечно же,  Царской семьи.

19 мая 2014 года в Сарове состоялся Чин закладки камня в основание строящегося храма в честь святых царственных страстотерпцев.  И, будем верить, что в этом, поднявшемся среди Саровских лесов храме, 19 мая 2018-го года состоится торжество в честь 150-летия со дня рождения последнего русского царя-старстотерпца Николая  II, великого молитвенника и заступника нашего перед Престолом Божиим. И снова православные «Пасху запоют»…

Юрий Макарцев

Бутово – Русская Голгофа

«Народ, забывший своё прошлое, не имеет будущего» (Платон)

10 мая 2014 года, в день памяти Собора Новомучеников, в Бутово пострадавших, патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Божественную Литургию под открытым небом.

В результате увеличения количества расстрелянных в конце 1936-го – начале 1937 годов московские кладбища перестали справляться с таких потоком захоронений. Для этой цели был приспособлен Бутовский полигон (18-ый километр Старо-Варшавского шоссе).

Массовые расстрелы в Бутово начались 8 августа 1937 г.  В тот день был расстрелян 91 человек.

Поимённо известно 20 тысяч 760 человек, казненных в августе 1937 — октябре 1938 годов. Число похороненных в Бутово по мнению экспертов может достигать 90 000 человек.

Больше всего приговоренных к расстрелу поставляла на Бутовский полигон Таганская тюрьма, в меньшей степени – Бутырская, по уголовным делам – Сретенская.

Местные жители поначалу на выстрелы, раздававшиеся со стороны Бутовского полигона, не обращали особого внимания. Полигон есть полигон. Но постепенно страшные подозрения стали закрадываться в души людей. Прохожих, возвращавшихся домой с ночного поезда, обгоняли «воронки», крытые автозаки. Машины ехали с ревом по разбитой лесной дороге. Их было иногда две-три, иногда – до десяти. Бывало, доносились со стороны леса какие-то странные голоса, отдаленные крики. Иной раз приходилось слышать изумленному прохожему пение молитвы, обрываемое звуками выстрелов. Приглушенный женский голос умолял кого-то: «Не надо… Не трогайте меня, у меня дети»…

Репрессивная машина не щадила никого.  Большая часть убитых – жители Москвы и Подмосковья (11 300 человек). В Бутово были расстреляны представители более шестидесяти национальностей. Основную часть расстрелянных в Бутово составляли мужчины (около 20 000).

На февраль 1938 г. в тюрьмах Москвы и области скопилось более 830 инвалидов, осужденных на различные сроки, но не способных работать в лагерях в силу состояния своего здоровья. В этих случаях основанием для постановки дела на тройку НКВД служила лишь медицинская справка об инвалидности. Причем нередко случалось так, что человек, признанный при аресте здоровым, к концу следствия почему-то «оказывался» полным инвалидом. Некоторые медицинские справки поражают своим цинизмом. Например, медкомиссия Сретенской тюрьмы арестованному И. С. Разинову, 62-х лет, ранее несудимому, поставила диагноз: «старческая изношенность».

Тюремный врач А. А. Софронов вспоминал, как он «колол на допросах сердечные средства, чтобы вывести избитых подследственных из шокового состояния». «Я видел, – писал он, – что следователи, избивающие арестованных, спустя несколько дней оказывались сами арестованными и избитыми, и меня вызывали к ним, чтобы оказать медицинскую помощь».

Для «убеждения» подписать нужные следствию показания использовались различные средства: людям не давали спать много суток подряд, ставили лицом к стене и заставляли стоять на протяжении многих часов. Также мучители могли просто обмануть заключенного, дав на подпись измученному узнику не его показания, а собственные измышления. В каких-то случаях подписи просто грубо подделывались.

Никому не было дела до тех чувств, которые испытывали приговоренные к смерти. Одновременно расстреливали и супругов (около ста пар), и родителей с их взрослыми детьми (иногда двумя и более), сестер с братьями (по три, пять, шесть человек из одной семьи), близких и дальних родственников.

Первыми пострадавшими в Бутово за Церковь были священники, расстрелянные 20 августа 1937 г. Больше всего священнослужителей пострадало осенью 1937 г. и в зиму 1937–1938 гг. В праздник иконы Божьей Матери «Знамение» 21 октября были расстреляны 48 священнослужителей и мирян, 10 декабря мученическую кончину приняли 49 священнослужителей – во главе с архиепископом Владимирским священномучеником Николаем (Добронравовым) и последним наместником Троице-Сергиевой Лавры священномучеником Кронидом (Любимовым). 17 февраля 1938 г. было расстреляно 75 священнослужителей и монашествующих, 14 марта – 40.

10 декабря – день кончины священномученика Кронида и пострадавших с ним стал памятным днем для монахов Троице-Сергиевой Лавры, которые в этот день посещают Бутово и совершают панихиду на месте казни.

Всем, проходящим по церковным делам, предъявлялось обвинение по 58 статье УК РСФСР, в основном, пункты 10 и 11 («антисоветская агитация», «контрреволюционная деятельность»). Но поводы для обвинения могли быть самые разные, например: «сохранение церкви и насаждение тайного монашества», «недоносительство» (знал о «беглом попе» и не донес), «помощь ссыльным», «приют бездомных священнослужителей». Очень часто следователи, не замечая всей абсурдности ситуации, записывали в обвинительном заключении в адрес какого-либо священнослужителя: «клеветал, что церкви закрываются, священники арестовываются»…

Советская власть преследовала не только православных: искоренялись любые проявления религии. Среди расстрелянных были старообрядцы, баптисты, лютеране, католики и лица других вероисповеданий.

От большинства людей, расстрелянных в Бутово, остались лишь имена. Их близкие умерли, так и не найдя места гибели своих родных.

Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 17 ноября 1938 г. запрещались «массовые операции по арестам и выселению» без санкции прокурора, ликвидировались тройки НКВД, УНКВД и тройки при Управлениях РК милиции, предъявлялись требования по соблюдению Уголовно-процессуальных кодексов.

Органы на местах настолько вошли во вкус массовых операций, что их не остановило предписание центральных властей. Даже спустя пять месяцев они продолжали необоснованные аресты ни в чем неповинных граждан. Также применялись на допросах «конвейеры», «стойки», жестокие избиения. И выносились решения от имени уже упраздненных троек. Только когда начались аресты в низовых и средних звеньях самих органов НКВД за «фальсификацию и нарушение законности в проведении следствия», эта преступная деятельность прекратилась.

В октябре 1988 г. на Съезде народных депутатов и в декабре того же года на заседании Политбюро ЦК партии были приняты решения о реабилитации незаконно репрессированных лиц, осужденных по 58-й статье УК РСФСР. Тогда же был поднят вопрос о розыске мест массовых захоронений. В соответствии с принятыми постановлениями Центральный аппарат КГБ и региональные управления выделили сотрудников для работы по реабилитации. В 1989 г. были реабилитированы по стране сотни тысяч невинных жертв репрессий.

В августе 1997 г. было вскрыто погребение на площади около 12,5 кв. метров. Благословение на небольшой пробный раскоп дал Святейший Патриарх Алексий II. К археологическим работам были привлечены специалисты высокого класса: несколько археологов, археолог-тафолог, антрополог, специалисты по промышленным тканям и обуви, по огнестрельному оружию, судебно-медицинский эксперт и другие специалисты.

В траншее, заложенной южнее храма, на глубине около полутора метров открылась фрагменты одежды, а несколько глубже – человеческие останки…

Вповалку, вперемешку, как в каком-то могильнике для скота, здесь лежат безвинно убитые и преступники, пострадавшие за веру и богохульники-атеисты, неграмотные крестьяне и ученые мужи, чьи труды и открытия, может быть, просветили и облагородили бы мир.

Это был настоящий ад, созданный самими людьми. Вместо «не убий» – тут была вседозволенность убийства, вместо «не укради» – насильно отнятая жизнь…

На Освященном Архиерейском Соборе 16-18 августа 2000 г. в числе 1100 мучеников, пострадавших в России от рук безбожников в XX веке, были прославлены в лике святых 129 священнослужителей и мирян, в Бутово убиенных число канонизированных бутовских новомучеников увеличилось до 330.

На месте их мученической кончины воздвигнут храм, в котором совершается Божественная Литургия, звучат слова молитв и поминовения.

Благодарю за предоставленные материалы Головкову Л.А.