Поездка в Лавру

В пятницу 03 апреля протоиерей Максим Первозванский, духовник «Молодой Руси» отслужил молебен об удачной поездке в Троице Сергиеву Лавру
На следующий день в 8 утра от Новоспасского монастыря отъехал автобус с паломниками. На автобусе было написано: «Горжусь, что я Русский».

Автобус: "Горжусь, что я Русский"
Автобус: «Горжусь, что я Русский»

Если бы мы жили в XIX веке, то, скорее всего, как наши благочестивые предки, отправились бы на богомолье пешком. Путь до Лавры тогда занимал около четырех дней.
В Святую обитель ходили как простые люди, так и известные писатели и мыслители. Среди них М.Ю. Лермонтов. Именно в монастыре он написал одно из самых известных своих стихотворений:
У врат обители святой
Стоял просящий подаянья
Бедняк иссохший, чуть живой
От глада, жажды и страданья.
Куска лишь хлеба он просил,
И взор являл живую муку,
И кто-то камень положил
В его протянутую руку…
Несмотря на начало апреля, всюду лежал снег. Всего в поездке приняло участие 36 человек.
Первый пункт, куда мы прибыли, был Хотьково-Покровский монастырь. Выглянуло солнце, немного потеплело, радостные паломники высыпали из автобуса на улицу.

Хотьково-Покровский монастырь
Хотьково-Покровский монастырь

Этот монастырь примечателен тем, что в нем были пострижены в монашество отец и мать преподобного Сергия Радонежского, преподобные Кирилл и Мария. Варфоломей (так звали преподобного в миру) проявил должное уважение и послушание своим родителям. Не смотря на большое желание уйти в монахи, он оставался с ними до самой их смерти, будучи единственной опорой в годы болезненной старости и скудости.
Мы приложились к раке со святыми мощами. Экскурсовод Татьяна обратила наше внимание на то, что храм очень просторный, светлый и торжественный.
– Когда вы придете к преподобному Сергию, заметите, как там все скромно и тихо.

Хотьково-Покровский монастырь
Хотьково-Покровский монастырь

Храм сложен из красного кирпича. Внутри часть стен покрыта фресками. Живопись выполнена в светло-голубых, – Богородичных тонах.
Снова автобус, опять дорога.
Вот вдали заблестели купола обители. Мы вышли из автобуса. Коллективная фотография перед памятником, воздвигнутым в честь преподобного Сергия.

Наш путь к монастырю был омрачен небольшим инцидентом. Нищий, который сидел на скамейке, воскликнул, когда мимо проходили девушки:
− Матушки, подайте, пожалуйста!
Обиженный тем, что они прошли мимо, он прокричал в спину:
− Крысы!
Подумалось: нищие со времен Лермонтова сильно изменились…

Когда мы прошли врата обители, нашему взору открылся грандиозный вид монастырских построек. Впечатляет Успенский Собор. Он был воздвигнут по образцу одноименного собора Московского Кремля и всего на один метр ниже последнего. Мы сразу направились в Троицкий Собор, поклониться мощам Игумена Земли Русской. Возле входа в храм стояли молодые люди, которые бесплатно раздавали небольшие книжки с молитвами преподобному. Начался молебен с акафистом. Паломники стали тихонько подпевать.
После акафиста мы вышли из храма. Наша группа разделилась: большая часть отправилась с экскурсоводом слушать рассказ об истории обители. Мы же встретили знакомых семинаристов и разговорились с ними. Их зовут Евгений и Алексей. Они рассказали нам много интересного о семинарской жизни.

Семинарист Алексей
Семинарист Алексей

Алексей родом из Донецка, ему 22 года. В 14 лет он принял святое Крещение, стал ходить в воскресную школу. Затем прошел клиросное послушание, прислуживал в алтаре. После окончания школы у него было только одно желание: поступить в семинарию. И Бог услышал его, — сейчас молодой семинарист уже учится на 3 курсе.

Семинарист Евгений
Семинарист Евгений

Рядом с ним стоит его друг и однокурсник, Евгений. Оба улыбаются нам приветливо и дружелюбно. Женя родом из Литвы, из древнего города Вильнюса. В Литве он окончил университет, получил специальность «Учитель биологии». В 22 года, будучи студентом, он занялся религиозным поиском, поиском истины. В Литве большая часть населения – католики. Он приехал в Россию и решил, что хочет стать священником.
Спросили мы их о том, как им живется здесь.
– Нам построили новые общежития. Если раньше в одной комнате жило по 20 человек, то сейчас в каждой комнате обитают всего три семинариста.
– Есть ли у вас доступ к компьютеру, много ли времени проводите в аудитории?
– Да, у нас есть компьютерный класс. Но практически у каждого есть свой компьютер или планшет, так что за общественным компьютером мало кто сидит. В данный момент, основная часть времени посвящается церковным службам и послушаниям.
Евгений встает в 4 утра и затем идет на послушание в просфорню.
– Сложно ли было поступить?
– Нет, экзамены прошли благополучно. Самое сложное было собеседование со старцами.
Затем молодые семинаристы провели нас по монастырю. Зайдя в книжную лавку, мы приобрели диск с песнопениями объединенного хора под управлением архимандрита Матфея (Мормыля). Далее направились в трапезную. По рекомендации наших друзей мы купили коврижки с изюмом и иван-чай.
Выйдя из трапезной, мы встретили часть нашей группы. Девушка со счастливым лицом кормила голубей с руки. Они сидели у нее на плечах и на руках. Проходящие мимо люди улыбались.

Незаметно пробежало время, часы на лаврской колокольне показали 3 пополудни, пора отправляться дальше. Собравшись, мы пошли к автобусу. Две паломницы опередили экскурсовода, одетую в ярко-зеленую юбку (для того, чтобы никто не потерялся) и уверенным шагом пошли на стоянку.
Дойдя до места, где нас высадили, они не нашли автобуса. Обернулись. Группы не было. Мы же благополучно свернули, дошли до автобуса, сели, посчитали всех. Оказалось, что троих не хватает.
«Мы своих не бросаем», – сказал Андрей. Я, как самый заметный (длинный и рыжеволосый), схватил флаг «Молодой Руси» и побежал на поиски пропавших. Ко мне присоединилась экскурсовод в своей яркой юбке. Встретили мы заблудившихся около монастыря, в смятенном состоянии духа.
– У меня всего 50 рублей в кармане, с племянницей, вдали от дома. К тому же, у нас разрядились телефоны… – Паломницы были явно расстроены.
Вновь пошли к автобусу. Предпринятая ими попытка идти впереди была нами пресечена. «Давайте идти вместе» – предложил я.
Обедали мы в кафе недалеко от Черниговского скита. Все было очень вкусно, и главное, постное.

Близ Гефсиманского скита находится пруд, в нем весело и задорно плавают утки.
Экскурсовод объяснил, почему скит называется Гефсиманским: «Это уединенное место, где монахи проводили время в посте и молитве».

Гефсиманский скит
Черниговский скит

В скиту нас встретил местный экскурсовод. Он повел нас в пещерный храм во имя Михаила Архангела, расположенный под Черниговским собором. Помимо храма там располагаются 14 келий, вырытых самими иноками в XIX веке. Сейчас там тоже живут монахи, проведено отопление. Кельи очень маленькие, не более 8 квадратных метров.
Затем мы направились в Черниговский храм на Всенощное бдение. Пение монастырского хора было очень торжественное. Сегодня Великий двунадесятый праздник: Вход Господень в Иерусалим. После помазания мы отправились в обратный путь. Подморозило. Закат ярко догорал. Уезжая, мы увозили с собой, в своей памяти, частичку этого благодатного места.

Юрий Макарцев.

Поездка в Оптину Пустынь

Андрей Зиенко: «Молодая Русь уже давно никуда не выезжала. Так что поездка 21-22 марта 2015 года в Оптину Пустынь стала возобновлением доброй паломнической традиции нашей организации. В скором времени мы планируем паломничества в Дивеево, Звенигород, Новый Иерусалим, Иосифо-Волоцкий монастырь…»
20 марта, в пятницу, духовник «Молодой Руси» о. Максим Первозванский отслужил молебен об успешной дороге.
Ранним утром 21 марта, 46 человек собрались около Новоспасского монастыря.
Сотворив молитву, мы тронулись в путь.
По дороге сделали остановку для небольшого отдыха и подкрепления телесных сил.
Встретила нас Калужская земля шумом вековых сосен, облачной погодой и небольшим похолоданием. Природа как будто тоже соблюдает Великий пост.
Хотим выразить благодарность водителю Денису, который довез паломников до монастыря очень быстро и спокойно.

Добрая собака
Добрая собака

При выходе из автобуса к нам подбежала очень дружелюбная, грустная собака. Виляя хвостом она выпрашивала у москвичей чего-нибудь вкусненького.
Дорога от стоянки автобуса до монастыря была полна просящих подаяния людей.
Небольшой этический диспут завязался между двумя паломниками о том, стоит ли подавать милостыню людям, которые занимаются попрошайничеством профессионально.

Цыганка рядом с монастырем
Цыганка рядом с монастырем

Руководитель группы отправился договариваться о размещении нашего коллектива в гостинице, а мы направили свои стопы в обитель, где наш экскурсовод Павел Дементьев продолжил свой рассказ о старцах, живших некогда в монастыре.
Затем паломники отобедали в монастырской трапезной. На обед были: щи, пшенная каша, гороховое пюре и горячий чай.
После этого насельник обители о. Савватий провел нас по монастырю, рассказав о его истории и о жизни братии сегодня. Мы узнали о двух версиях происхождения слова Оптина.

о. Савватий рассказывает о монастыре

Согласно первой, монастырь основал раскаявшийся разбойник по имени Опт.
Вторая версия заключается в том, что Оптинами в средние века назывались монастыри, в которых совместно подвизались монахи и монахини. Это подтверждает ряд исторических источников.
Так же мы узнали о том, что раньше не было моста через реку Жиздру, поэтому люди из Козельска добирались до монастыря по реке.
Велика роль монастыря в истории России. В обители на протяжении XIX века подвизалось 14 старцев, которые духовно окормляли всю страну. К ним ездили как простые крестьяне, так и представители высших сословий.
Особую страницу в истории занимают взаимоотношения интеллигенции и монастыря. Так, в свое время здесь побывали Н.В. Гоголь, братья Киреевские, К. Леонтьев, Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой, великая княгиня Елизавета Федоровна. Судьбы этих людей сложились по разному. Но ясно, что каждый разнообразил и обогатил свой духовный мир в общении со старцами.
В обители сейчас 160 насельников.
Утерянные традиции православного старчества возрождаются. Сегодня Оптинский старец Илий продолжает старческое служение. К нему приходят многие со своими печалями и скорбями. Он для всех находит слово утешения.
О. Савватий поведал о том, как в 90-е годы были мученически убиты сатанистом иеоромонах Василий, иноки Трофим и Ферапонт. Затем мы направились через лес к Оптинскому скиту. Оказывается, женщинам запрещается заходить в скит, а мужчины прежде чем его посетить, должны испросить благословения у благочинного обители.
Зазвонили ко Всенощной. Службы в этой Святой обители очень продолжительные. Монахи неукоснительно соблюдают церковный устав. Поэтому служба, начавшаяся в 5 вечера завершилась в 11 часу.
Оптинское пение трудно спутать с пением в других монастырях. Здесь выделяются несколько колоритных голосов. Да и ряд песнопений поются по особенному.
Ужин был еще вкуснее. Квашенная капуста, пшенная каша, солянка и горячий чай.
После ужина мы отправились на крестный ход. На крестный ход мы опоздали и пошли ему навстречу. При этом между историками, которых в нашей поездке было минимум трое, произошел интересный разговор, о том, что мы шествуем по старообрядческому чину, против солнца. На это Андрей резонно заметил, что без хоругвей и икон мы просто идем, чтобы присоединиться к крестному ходу. Затем кто-то отправился слушать вечернее правило, кто-то – в храм на исповедь, а кто-то в дом-паломника.
Утром было три Литургии. Поэтому наша группа разделилась на сов и на жаворонков. Народу в храмах, кстати, как вечером, так и утром было очень много. Служба совершалась вечером в двух (Казанском и Владимирском), а утром в трех храмах (Казанском, Владимирском и Марии Египетской), и все они были полны. Введенский собор находится на реставрации.
После утренней службы у нас появилось свободное время, которое каждый использовал по-своему. Часть людей легла спать, креативная группа занялась обработкой фотографий и написанием отчетов. Кто-то отправился гулять по окрестностям монастыря. Стоит упомянуть о том, что дом паломника является модульным быстро-возводимым зданием, поэтому звукоизоляции практически нет, и было очень занятно слышать храп соседей и переговоры за стеной.
В полдень мы пошли на завтрак. Вот и настало время уезжать. Паломники увозили в своем сердце радость и душевное спокойствие.

На обратном пути мы заехали в Шамордино, спустились на источник и набрали святой воды. На пути от храма к источнику мы, затаив дыхание, созерцали нежные зеленые ростки подснежников.
Затем автобус отвез нас в Клыково, где мы помолились у могилки схимонахини Сепфоры, совершили над ней литию.
СолнцеСейчас мы едем в автобусе, ярко светит солнце. Наверху голубое небо с белыми облаками-барашками. Андрей дал мне ноутбук, и я набираю эту статью. Погода изменилась к лучшему. Весь мир радуется, предчувствуя праздник Пасхи и весны. Вот, взлетели жаворонки с поля, пересекая дорогу, убегающую в облака…

«Разместились комфортно, уютно и довольно весело».

Владимир Александров, фотограф

«Очень хотелось, чтобы как можно больше людей прикоснулись к великой святыне.».

Андрей Зиенко, организатор поездки

Автор: Юрий Мкарцев

Улыбка

Улыбка – это как наркотик. Однажды сделав человеку приятное, уже не можешь остановиться и сказать себе: стоп.

Вера и Александр ушли с работы раньше, стимула уходить не было, осталась куча нерешенных вопросов и было принято решение – поработать еще немного.

«Немного» растянулось на полтора часа.

Я вышел на улицу в приподнятом настроении, с чувством перевыполненного долга.

По обыкновению зайдя в цветочный магазин на Киевской, протянул потрепанную пятидесяти рублевую бумажку продавцу. Молодой пацан, стоящий рядом с ним, с возмущением и обидой начал:

– У нас розы по сто рублей!

Смерив парня уничтожающим взглядом, я полуиронично парировал:

– Ты еще под стол ходил, когда я здесь цветы покупал.

Здесь меня почти все уже давно знают в лицо, как высокого рыжеволосого парня, который каждое утро и каждый вечер покупает одну красную розу для таинственной незнакомки.

Улыбаясь, продавец протянул мне розу. Когда я проходил через турникет, мой взгляд на пару мгновений задержался на контролерше, низенькой, физически крепкой женщине лет пятидесяти.

На память пришел случай, когда на этом же месте парнишка пытался пробраться через турникет без билета. Как его толкали и выпихивали обратно. Вспомнилась злость на лицах, ругань и брань.

Захотелось сделать что-то такое, чтобы смягчить сердце это женщины, которую сделала жестокой ее работа и неприветливые люди, каждый день тысячами проходящие мимо ее глаз. Подойдя к ней, я протянул розу с вопросом:

– Могу ли я подарить Вам этот цветок?

Недоумение и жесткость прочитал я в ее взгляде:

– По какому поводу, разрешите спросить, – обдало меня холодом морозного декабрьского вечера.

– Просто так – ответил я, с радостью заметив, как потеплели глаза женщины. Внутри нее, безусловно, живет романтик, как и в каждом из нас.

 

***

Электричка Москва – Ново-Переделкино отличается повышенной комфортностью: большие удобные кресла, плавный ход и хорошая шумоизоляция.

Справа от себя заметил симпатичную девушку лет 25-28.

В последнее время я перестал относить себя к стеснительным людям, примкнув к тем, кто просто не может жить без общения.

– Это электричка до Ново-Переделкино? – обратился я с глупым, первым пришедшим в голову вопросом.

– Смотря, какое Ново-Переделкино Вам нужно – улыбнулась она в ответ.

– Новая станция Ново-Переделкино.

– Тогда все правильно, – успокоила меня собеседница.

Подъезжая уже к станции назначения, обзвонив друзей и поняв, что мое желание сходить с ними в караоке, скорее всего, сегодня в очередной раз за полгода опять не осуществится, поворачиваюсь к дружелюбной девушке:

– А вы не хотите сходить в караоке? Видите, – беспомощно развел я руками, – никто не хочет, а одному идти как-то стремно.

– Почему же так, споете для всего кафе, – возразила незнакомка.

– Боюсь, они не очень оценят мои вокальные данные – тем более, посетители из разряда «Эй, бидалага, ти чё хочишь от нас?»

Увидев сомнение на ее лице, я поспешно продолжил:

– Впрочем, не торопитесь, подумайте, время еще есть, мы пока не приехали.

– Хорошо, я подумаю над Вашим предложением…

Вот уже пора выходить.

– Ну что, согласны?

– У меня нет ни голоса, ни слуха, – было мне ответом. Про себя я поставил такой осторожной девушке плюс – хорошо, что молодая особа не ходит с каждым первым встречным туда, куда он ей предлагает.

– Тем более, что я не слушаю такую музыку, которую слушаете Вы, – продолжила она.

Какую же музыку слушает молодое поколение?

– Рок, панк-рок, метал – удивила она меня.

Судорожно стал копаться в памяти, пытаясь вспомнить хоть одну панк-группу.

– Например, Ленинград?

– Да, и их тоже.

Мы вышли из электрички и пошли к турникетам. Тут до меня дошло, что последние пятьдесят рублей я потратил на розу для контролерши и остался совсем без денег.

Сделав грустно-печальное выражение лица, подхожу к охраннику, показываю свой проездной и говорю:

– Простите, вы мне не поможете. Я немного заблудился, сел не на ту электричку, а здесь мой проездной не работает, потому что это другое направление.

В доказательство своих слов показал пустой кошелек.

– Так я пройду? – с надеждой и скорбью спросил я.

Охранник пробурчал в ответ что-то невнятное, я воспринял его слова как руководство к действию и направился через турникет.

Клац!

– Это было довольно больно, – обиделся я.

Хмурый охранник приложил свой пропуск, куда следует, и я выбрался из тисков зажавшего меня чудовища.

С радостью отметил, что Она все еще стоит и с интересом и участием наблюдает за происходящим.

– Ну что же, мне туда.

– Давайте я Вас провожу, а по дороге Вы мне расскажите о Ваших музыкальных предпочтениях, – как истинный меломан, я почувствовал себя как рыба в воде.

Секундное раздумье, утвердительный кивок головы, и вот мы уже идем вместе.

– Ой, я свой поворот прошла – прервала она наш диалог.

Делаем крюк и возвращаемся на маршрут.

– Сегодня по «Рок-FM» утром слышал песню – «ла-лааааа-рок-н-рол – пу–пупупупуууууу-бу» – напел я. – Вы, случайно, не знаете, как она называется и кто ее исполняет?

– О! Эта песня стара, как мир – с энтузиазмом начала она, задумалась, пропела себе под нос: «ла-лааааа-рокн`рол – пу–пупупупуууууу-бу» – Нет, не могу вспомнить.

– Вот видите, а вы говорили, у вас нет слуха и голоса – а поете вроде ничего так.

– Ну ладно, слух у меня, может быть, и есть…

Так, за интересной беседой мы подошли к ее подъезду, она замедлила шаг и остановилась.

Что делать? Сказать до свидания и уйти навсегда? Не вариант!

Спросить номер телефона – слишком навязчиво и банально.

– Когда мы с Вами увидимся в следующий раз? – решил я зайти издалека.

– Не знаю.

– Может быть, завтра, в семичасовой электричке, в последнем вагоне?

– Каждый день заканчиваю работу по-разному, вряд ли.

Песок сыплется сквозь мои пальцы, девушка тает как мираж.

– Я буду приходить каждый день на эту электричку и садиться в последний вагон, в надежде встретить Вас.

«Боже, что за чушь я несу?»

– Вы так сойдете с ума – Вам придется ждать довольно долго.

– Ничего, я умею ждать, всего Вам доброго! Мы попрощались, и я пошел обратно искать дорогу из этого лабиринта дворов и поворотов, запомнив номер дома и подъезда.

Написать краской на асфальте: «Таинственная незнакомка, я проводил Вас вчера вечером от электрички, мой номер телефона такой-то, позвоните, сходим как-нибудь в караоке?» – банально и не сработает.

Прийти как-нибудь утром в выходные и просидеть до вечера на скамейке у подъезда в надежде, что она выйдет – как-то по-мазохистски.

Об этом я подумаю завтра, – нашел я хороший ответ своим мыслям, вспомнив известную героиню «Унесенных Ветром».

Николай II

Государь император Николай II Александрович (Романов) родился 19 мая 1868 года в день  памяти святого праведного Иова многострадального. Верный Христу он прошел земной путь, полный скорбей, и увенчал его страдальческой кончиной.

Служение императора Николая II прошло под сенью благословения его отца, Александра III:

«… Я передаю тебе царство Богом мне врученное.  Меня интересовало только благо моего народа и величие России. Я стремился дать внешний и внутренний мир, чтобы государство могло свободно и спокойно развиваться, крепнуть, богатеть и благоденствовать <…> ты несешь ответственность за судьбу твоих подданных перед престолом Всевышнего. Вера в Бога и святость твоего царского долга да будут для тебя основой твоей жизни».

Как его небесный покровитель – святитель Николай Мирликийский чудотворец, – Николай II был милостив и справедлив, старался прийти на помощь страждущим и нуждающимся.  И эти качества переняли его четыре дочери – Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия, которые в страшные годы Первой мировой войны служили сестрами милосердия в госпиталях.

Известные люди, имевших счастье лично общаться с Николаем II, так отзывались о нем:

Министр финансов С.Ю. Витте:

«Когда император Николай II вступил на престол, то от него светлыми лучами исходил, если можно так выразиться, дух благожелательности».

Премьер-министр В.Н. Коковцов:

«Десять лет я был докладчиком у Государя, я хорошо знаю его характер и могу сказать по совести, что сознательно он никому не причинил зла, а своему народу, своей стране он желал одного — величия, счастья, спокойствия и преуспевания».

Николай II вступил на всероссийский престол в сложное для России время. В XIX столетии в Российском обществе происходил процесс отхода от традиционных духовных ценностей. Об этом писали великие русские писатели в своих произведениях (Тургенев, Достоевский и др.)

В то же время с материальной стороны Россия была далеко не бедствующей страной.

Бремя прямых и косвенных налогов в России было намного меньше, чем во Франции и Германии.

Царствование Николая II было периодом экономического роста. Строились железные дороги, увеличивалась добыча полезных ископаемых, росли показатели тяжелой и легкой промышленности.

Россия была кормилицей Европы: на ее долю приходилось 25% мирового экспорта пшеницы.

Император был инициатором созыва мирной конференции в Гааге в 1898 году, на которой были приняты важные решения, касающиеся правил ведение войн и сведения к минимуму страданий простых солдат (запрет использовать разрывные пули, и т.п.)

Государь писал П.А. Столыпину 23 октября 1907 года

«Я имею всегда одну цель перед собой — благо Родины».

Глубокая религиозность выделяли Императорскую чету среди представителей тогдашней аристократии.  Памятуя о завещании отца, Николай II много внимания уделял делам православия. Фактически при нем был подготовлен созыв Церковного Поместного Собора Русской Православной Церкви.

За годы правления Государя было канонизовано святых больше, чем за два предшествующих столетия: Феодосий Черниговский (1896), Исидор Юрьевский (1898), Анна Кашинская (1909), Евфросиния Полоцкая (1910), Ефросин Синозерский (1911), Иосаф Белгородский (1911), Патриарх Гермоген (1913), Питирим Тамбовский (1914), Иоанн Тобольский (1916). Причём на канонизации преподобного Серафима Саровского (1903), — ныне одного из самых любимых и почитаемых на Руси святых, — он настоял вопреки мнению обер-прокурора Синода К.П. Победоносцева.

Многое сокрыто от нас, но доподлинно известно, что Царская Семья в 1903 году приняла участие в торжествах, посвященных прославлению Преподобного Серафима в Сарове. Николай второй нес мощи великого русского святого. А спустя год после пламенных молитв преподобному Серафиму у царственной четы родился пятый ребенок — единственный сын и наследник – цесаревич Алексий (12 августа 1904 года).

«Будет некогда царь, который меня прославит, после чего будет великая смута на Руси, много крови потечет за то, что восстанут против этого царя и самодержавия, но Бог царя возвеличит…», — так пророчествовал Серафим Саровский о будущем России. Сбылось предсказание великого Старца.  После прославления в лике святых преподобного Серафима возникла «великая смута на Руси» и восстали против самодержавия и последнего русского царя его «верноподданные».  «Кругом измена, трусость и обман», —  записал в своем дневнике Государь Император Николай второй 2 марта 1917 года.

Благочестивый царь, преданный большинством своих подданных, не покинул Россию после революции 1917 года. Он прошел путь скорби и унижения вместе со своим народом. Коммунистическая власть не остановилась на том, что расстреляла царскую семью, уничтожила ее физически. Она пошла дальше: была предпринята попытка опорочить имя государя в истории. Во всей официальной литературе советского периода, энциклопедиях и учебниках мы встречаем клеветническое утверждение: император был казнен за измену Родине.

Через три дня после чудовищного, предательского расстрела, во время богослужения в Московском Казанском соборе патриарх Тихон сказал проповедь, в которой обозначил «суть духовного подвига» царя и отношение церкви к вопросу казни:

«На днях свершилось ужасное дело: расстрелян бывший Государь Николай Александрович… Мы должны, повинуясь учению слова Божия, осудить это дело, иначе кровь расстрелянного падет и на нас, а не только на тех, кто совершил его. Мы знаем, что он, отрекшись от престола, делал это, имея в виду благо России и из любви к ней. Он мог бы после отречения найти себе безопасность и сравнительно спокойную жизнь за границей, но не сделал этого, желая страдать вместе с Россией. Он ничего не предпринимал для улучшения своего положения, безропотно покорился судьбе».

Спустя почти столетие, в августе 2000-го года, когда на Архиерейском соборе было принято решение о канонизации святых Царственных Страстотерпцев, православный русский народ, собравшийся на площади перед Храмом Христа Спасителя, запел тропарь Пасхи: «Христос Воскресе из мертвых смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав». Как и предсказывал преподобной Серафим – среди лета «Пасху запели».

И под этот гимн победы над смертью началось возрождение, восстание России из духовного пепелища.

400-летие дома Романовых совпало с торжествами, посвященными 100-летию прославления преподобного Серафима Саровского (2003 год).  Народ, не вместившись в несколько Дивеевских храмов,  заполнил все площади. Служба шла под открытым, как будто распахнувшемся навстречу молитве, небом под покровом Пресвятой Богородицы, Ее великого «служки» преподобного Серафима, и, конечно же,  Царской семьи.

19 мая 2014 года в Сарове состоялся Чин закладки камня в основание строящегося храма в честь святых царственных страстотерпцев.  И, будем верить, что в этом, поднявшемся среди Саровских лесов храме, 19 мая 2018-го года состоится торжество в честь 150-летия со дня рождения последнего русского царя-старстотерпца Николая  II, великого молитвенника и заступника нашего перед Престолом Божиим. И снова православные «Пасху запоют»…

Юрий Макарцев

Бутово – Русская Голгофа

«Народ, забывший своё прошлое, не имеет будущего» (Платон)

10 мая 2014 года, в день памяти Собора Новомучеников, в Бутово пострадавших, патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Божественную Литургию под открытым небом.

В результате увеличения количества расстрелянных в конце 1936-го – начале 1937 годов московские кладбища перестали справляться с таких потоком захоронений. Для этой цели был приспособлен Бутовский полигон (18-ый километр Старо-Варшавского шоссе).

Массовые расстрелы в Бутово начались 8 августа 1937 г.  В тот день был расстрелян 91 человек.

Поимённо известно 20 тысяч 760 человек, казненных в августе 1937 — октябре 1938 годов. Число похороненных в Бутово по мнению экспертов может достигать 90 000 человек.

Больше всего приговоренных к расстрелу поставляла на Бутовский полигон Таганская тюрьма, в меньшей степени – Бутырская, по уголовным делам – Сретенская.

Местные жители поначалу на выстрелы, раздававшиеся со стороны Бутовского полигона, не обращали особого внимания. Полигон есть полигон. Но постепенно страшные подозрения стали закрадываться в души людей. Прохожих, возвращавшихся домой с ночного поезда, обгоняли «воронки», крытые автозаки. Машины ехали с ревом по разбитой лесной дороге. Их было иногда две-три, иногда – до десяти. Бывало, доносились со стороны леса какие-то странные голоса, отдаленные крики. Иной раз приходилось слышать изумленному прохожему пение молитвы, обрываемое звуками выстрелов. Приглушенный женский голос умолял кого-то: «Не надо… Не трогайте меня, у меня дети»…

Репрессивная машина не щадила никого.  Большая часть убитых – жители Москвы и Подмосковья (11 300 человек). В Бутово были расстреляны представители более шестидесяти национальностей. Основную часть расстрелянных в Бутово составляли мужчины (около 20 000).

На февраль 1938 г. в тюрьмах Москвы и области скопилось более 830 инвалидов, осужденных на различные сроки, но не способных работать в лагерях в силу состояния своего здоровья. В этих случаях основанием для постановки дела на тройку НКВД служила лишь медицинская справка об инвалидности. Причем нередко случалось так, что человек, признанный при аресте здоровым, к концу следствия почему-то «оказывался» полным инвалидом. Некоторые медицинские справки поражают своим цинизмом. Например, медкомиссия Сретенской тюрьмы арестованному И. С. Разинову, 62-х лет, ранее несудимому, поставила диагноз: «старческая изношенность».

Тюремный врач А. А. Софронов вспоминал, как он «колол на допросах сердечные средства, чтобы вывести избитых подследственных из шокового состояния». «Я видел, – писал он, – что следователи, избивающие арестованных, спустя несколько дней оказывались сами арестованными и избитыми, и меня вызывали к ним, чтобы оказать медицинскую помощь».

Для «убеждения» подписать нужные следствию показания использовались различные средства: людям не давали спать много суток подряд, ставили лицом к стене и заставляли стоять на протяжении многих часов. Также мучители могли просто обмануть заключенного, дав на подпись измученному узнику не его показания, а собственные измышления. В каких-то случаях подписи просто грубо подделывались.

Никому не было дела до тех чувств, которые испытывали приговоренные к смерти. Одновременно расстреливали и супругов (около ста пар), и родителей с их взрослыми детьми (иногда двумя и более), сестер с братьями (по три, пять, шесть человек из одной семьи), близких и дальних родственников.

Первыми пострадавшими в Бутово за Церковь были священники, расстрелянные 20 августа 1937 г. Больше всего священнослужителей пострадало осенью 1937 г. и в зиму 1937–1938 гг. В праздник иконы Божьей Матери «Знамение» 21 октября были расстреляны 48 священнослужителей и мирян, 10 декабря мученическую кончину приняли 49 священнослужителей – во главе с архиепископом Владимирским священномучеником Николаем (Добронравовым) и последним наместником Троице-Сергиевой Лавры священномучеником Кронидом (Любимовым). 17 февраля 1938 г. было расстреляно 75 священнослужителей и монашествующих, 14 марта – 40.

10 декабря – день кончины священномученика Кронида и пострадавших с ним стал памятным днем для монахов Троице-Сергиевой Лавры, которые в этот день посещают Бутово и совершают панихиду на месте казни.

Всем, проходящим по церковным делам, предъявлялось обвинение по 58 статье УК РСФСР, в основном, пункты 10 и 11 («антисоветская агитация», «контрреволюционная деятельность»). Но поводы для обвинения могли быть самые разные, например: «сохранение церкви и насаждение тайного монашества», «недоносительство» (знал о «беглом попе» и не донес), «помощь ссыльным», «приют бездомных священнослужителей». Очень часто следователи, не замечая всей абсурдности ситуации, записывали в обвинительном заключении в адрес какого-либо священнослужителя: «клеветал, что церкви закрываются, священники арестовываются»…

Советская власть преследовала не только православных: искоренялись любые проявления религии. Среди расстрелянных были старообрядцы, баптисты, лютеране, католики и лица других вероисповеданий.

От большинства людей, расстрелянных в Бутово, остались лишь имена. Их близкие умерли, так и не найдя места гибели своих родных.

Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 17 ноября 1938 г. запрещались «массовые операции по арестам и выселению» без санкции прокурора, ликвидировались тройки НКВД, УНКВД и тройки при Управлениях РК милиции, предъявлялись требования по соблюдению Уголовно-процессуальных кодексов.

Органы на местах настолько вошли во вкус массовых операций, что их не остановило предписание центральных властей. Даже спустя пять месяцев они продолжали необоснованные аресты ни в чем неповинных граждан. Также применялись на допросах «конвейеры», «стойки», жестокие избиения. И выносились решения от имени уже упраздненных троек. Только когда начались аресты в низовых и средних звеньях самих органов НКВД за «фальсификацию и нарушение законности в проведении следствия», эта преступная деятельность прекратилась.

В октябре 1988 г. на Съезде народных депутатов и в декабре того же года на заседании Политбюро ЦК партии были приняты решения о реабилитации незаконно репрессированных лиц, осужденных по 58-й статье УК РСФСР. Тогда же был поднят вопрос о розыске мест массовых захоронений. В соответствии с принятыми постановлениями Центральный аппарат КГБ и региональные управления выделили сотрудников для работы по реабилитации. В 1989 г. были реабилитированы по стране сотни тысяч невинных жертв репрессий.

В августе 1997 г. было вскрыто погребение на площади около 12,5 кв. метров. Благословение на небольшой пробный раскоп дал Святейший Патриарх Алексий II. К археологическим работам были привлечены специалисты высокого класса: несколько археологов, археолог-тафолог, антрополог, специалисты по промышленным тканям и обуви, по огнестрельному оружию, судебно-медицинский эксперт и другие специалисты.

В траншее, заложенной южнее храма, на глубине около полутора метров открылась фрагменты одежды, а несколько глубже – человеческие останки…

Вповалку, вперемешку, как в каком-то могильнике для скота, здесь лежат безвинно убитые и преступники, пострадавшие за веру и богохульники-атеисты, неграмотные крестьяне и ученые мужи, чьи труды и открытия, может быть, просветили и облагородили бы мир.

Это был настоящий ад, созданный самими людьми. Вместо «не убий» – тут была вседозволенность убийства, вместо «не укради» – насильно отнятая жизнь…

На Освященном Архиерейском Соборе 16-18 августа 2000 г. в числе 1100 мучеников, пострадавших в России от рук безбожников в XX веке, были прославлены в лике святых 129 священнослужителей и мирян, в Бутово убиенных число канонизированных бутовских новомучеников увеличилось до 330.

На месте их мученической кончины воздвигнут храм, в котором совершается Божественная Литургия, звучат слова молитв и поминовения.

Благодарю за предоставленные материалы Головкову Л.А.

Крещение (рассказ)

Предисловие.

Рассказ написан мною в сентябре 2006 года (в 19 лет). Нигде ранее не публиковался. Строго не судите. По-моему, довольно милый рассказ.

* * *

Андрей сидел за столом на кухне и наблюдал за быстрыми движениями материнских рук, занятых приготовлением обеда: скудного, но как всегда вкусного.

Через несколько дней снова в школу, в пятый класс. Впрочем, об этом сейчас он не думал. Он вспоминал о своем недавнем дне рождения, как же было тогда весело! А теперь опять серые будни, он да мама, как всегда одни. Папа ушел из дома, когда Андрюше было всего четыре года. Друзей у Андрея тоже нет, почему-то все сторонятся задумчивого мальчика. Невесёлые мысли бродили у него в голове.

Убогий домик, бедное хозяйство, мать едва сводит концы с концами. Ещё он думал о том, что когда станет большим, то заработает много денег, поправит покосившийся забор, починит дырявую крышу и купит настоящую лошадь, которая будет смотреть на него своими умными глазами и отмахиваться хвостом от назойливых слепней.

Мама, несмотря на лёгкость, с которой готовила обед, также была задумчива. Она не знала, как лучше начать важный разговор с сыном: а вдруг он её неправильно поймёт?

Наконец скромный обед был готов и мама с сыном приступили к трапезе. В углу на полочке стояла икона святителя Николая Чудотворца. Андрей, как и Ирина (так звали его маму) были неверующими, хотя Ирина в детстве была крещена по настоянию бабушки. Летом Андрей тяжело заболел и ночью, когда сыну стало совсем плохо, Ира вспомнила, как её подруга рассказывала ей о святителе Николае, скором помощнике при любой беде. Тогда она обратилась к святителю с горячей молитвой, обещая покрестить сына, если он выздоровеет. На следующее утро Андрей пошёл на поправку.

И вот теперь он сидит перед ней, как всегда о чём-то задумавшийся, бесконечно дорогой её сердцу. Ирина набралась мужества и начала разговор:

– Андрюша, знаешь, слово Россия неотделимо от слова православие, их неразрывно связали десять веков нашей отечественной истории. По-моему считать себя русским, и не веровать в Бога, невозможно…

Андрей внимательно посмотрел на маму. Ему очень нравилось изучать историю России, и в школе у него были по этому предмету одни пятерки.

– Может быть, мама, я об этом как-то не задумывался.

– Знаешь что, сынок,– продолжила мать,– давай в воскресенье пойдем в храм, чтобы принять крещение. Ведь если подумать, то,  что значит человек, когда он без Бога? Ноль без единички, и больше ничего!

– Хорошо мама,– сказал Андрей, как всегда немногословный,– я думаю, ты права.

Словно камень упал с души у Ирины, — как она боялась, что сын её не поймёт, засмеётся или просто не согласится. А ведь его согласие для неё так важно!

* * *

После разговора с мамой Андрей довольно долго думал над тем, кто же всё-таки он в этом мире, кто такой Бог и к чему его обязывает принятие крещения – недетские раздумья маленького мальчика.

Наступило долгожданное воскресенье. Встав рано утром, Ирина с Андреем пошли на автобусную остановку, чтобы доехать до храма, который находился довольно далеко от их дома. Небо было ясным, солнце только собиралось вставать и с поля веяло прохладой.

По пути они зашли к учителю Андрея, Афанасию Ивановичу, который был глубоко верующим человеком, и согласился стать крёстным отцом Андрюши, когда Ирина рассказала ему о своём желании.

Дорога до храма прошла незаметно. Вдали появились золотые кресты сельской церкви. Всё ближе и ближе, и вот автобус тормозит почти у самых ворот. Постучали. Через минуту появился сторож, похожий на казака с картинки, которая висит у Андрюши в комнате: с белой бородой, длинными волосами и в больших кожаных сапогах.

Узнав Афанасия Ивановича, он открыл калитку, и они вошли. Учитель Андрея обо всём позаботился заранее, священник уже был предупреждён и готовил всё необходимое в храме.

Андрей вошёл в церковь и на минуту остановился – здесь он был в первый раз. Со стен на него смотрели лики святых, строгие и одновременно исполненные любви и сострадания. Напротив входа возвышался иконостас, за которым был алтарь.

От всего в храме веяло какой-то теплотой, не возникало ощущения холодной величественности и отчужденности. Из оцепенения его вывел голос Афанасия Ивановича:

– Что же ты стоишь? Надо благословиться у о. Георгия.

Афанасий Иванович сам первый сделал поясной поклон и подошел к священнику под благословение. Отец Георгий улыбнулся и осенил его своим серебряным крестом. Андрей также подошёл к батюшке и тот положил на его голову свою руку, которая приятно пахла ладаном.

Церковь, в которой служил о. Георгий была бедной: помимо богослужений в храме ему приходилось также вести своё хозяйство, как простому работнику.

Афанасий Иванович нагнулся к Андрею и прошептал:

– Видишь, батюшка надел белое облачение, это символизирует непорочность иерейского служения.

О. Георгий взошёл на амвон и сказал небольшую проповедь. Он говорил о том, что крещение – это соучастие в страданиях Христа и его смерти. Что христианин должен умереть для греха и воскреснуть (уже здесь, на земле!) к новой, святой жизни. Что невозможно это сделать, не соединившись с Церковью, которую Иисус Христос основал на камне веры.

Много о чём успел сказать батюшка в эти пять минут, и всё это глубоко отпечаталось в сердце Андрея.

Затем священник сошёл с амвона и начал читать молитвы. Крещаемый невнимательно их слушал, он думал о том, что сказал батюшка в своей проповеди. Вдруг до Андрея долетели слова:

– Запрещает тебе Господь, диаволе, пришедый в мир и вселивыйся в человецех…

Это изумило его: оказывается, дьявол имеет над некрещёными власть, пребывает в них. Андрею стало не по себе. Ему захотелось поскорее соединиться со Христом, чтобы дьявол не имел над ним никакой силы.

В это время священник подошёл к нему и, дунув, сказал:

– Изжени из него всякаго лукаваго и нечистаго духа, сокрытаго и гнездящагося в сердце его.

Андрей вздохнул с облегчением:

– Ну вот,– подумал он,– теперь мне дьявол не страшен.

О. Георгий спросил у Андрея: отрицается ли он сатаны, всех дел его, всех ангелов его, всего служения его и всей гордыни его? Афанасий Иванович хотел ответить за своего крестника, но не успел, Андрей выпалил:

– Отрекаюсь, конечно!

Священник по нескольку раз повторял свои вопросы, только потом, дома, Афанасий Иванович разрешил недоумения Андрея, сказав, что многократно повторенное лучше запоминается.

* * *

Сторож зажёг свечи, а о. Георгий взял кадило и обошёл с ним купель, полную воды.

Теперь Андрей слушал батюшку внимательно. Сначала была освящена вода, потом елей, при этом читались дивные молитвы, прославляющие Творца за Его попечение обо всех людях в целом, и о каждом в отдельности.

Елеем батюшка помазал Андрея, а затем подвёл его к купели. Андрей твёрдо знал, что при крещении человеку прощаются все грехи и, подходя к купели, думал: «как же, наверное, хорошо, когда у тебя нет ни единого греха!»

Вода сомкнулась над головой Андрея, он вынырнул. Над головой слышен голос о. Георгия:

– Крещается раб Божий, Андрей, во имя Отца, аминь. И Сына, аминь. И Святаго Духа, аминь.

Второе погружение.

– Но почему же посторонние мысли лезут ко мне в голову? – подумал наш герой, погружаясь в воду с головой в третий раз,– это, наверное, бесы пытаются помешать мне.

Выйдя из воды, Андрей подошёл к батюшке, который умывал руки, и прошептал ему на ухо свои сомнения в действительности таинства, во время совершения которого думал совершенно о постороннем.

О. Георгий улыбнулся в свои белые усы, потрепал Андрея по голове, сказал, что крещение – одно на всю жизнь, что оно, безусловно, действительно, и хорошо, что Андрей так тщательно следит за своими мыслями.

Афанасий Иванович прочитал псалом, который начинался такими чудесными словами: «Блажени, ихже оставишася беззакония, и ихже прикрышася греси…»

– Крещение закончилось? – спросил шёпотом Андрей у Афанасия Ивановича.

– Да, теперь ты не просто Андрюша, а раб Божий Андрей,– сказал учитель,– но сейчас тебе предстоит принять в себя Святого Духа в таинстве миропомазания.

Пока новокрещёный обдумывал эти слова, о. Георгий прочитал молитву и повернулся к нему.

– Печать Дара Духа Святаго. Аминь,– повторял священник, помазывая святым миром голову, глаза, ноздри, рот, уши, грудь, руки и ноги Андрея.

– Святой Дух входит в человека, который освободился от власти сатаны,– думал Андрей,– входит в таинстве миропомазания, сообщается человеку как Дар. Какая великая тайна! Значит, Богу важен каждый человек: и я, и мама, и Саша, с которым мы вчера подрались, и Лена, у которой две смешные косички… Бог любит всех людей, имея особое попечение о православных, а некрещёных приводя ко крещению.

Тут Андрей укорил себя за то, что не молится, а занят своими мыслями.

* * *

После крещения Ирина с Андрюшей остались в храме, чтобы причаститься на литургии. Постепенно в церковь собирался народ. Надо сказать, что Ирина чувствовала себя так, как будто тоже только что крестилась, она не могла понять, как же жила раньше без Бога, храма, таинств.

Но вот, служба закончилась, и Ирина пригласила Афанасия Ивановича и о. Георгия к себе домой на праздничную трапезу.

Самый счастливый день в жизни Андрея постепенно угасал. Гости скоро разошлись, Андрей с мамой опять остались вдвоём. Но у мальчика появилось ещё два человека, дорогих его сердцу всегда готовых помочь в трудную минуту, дать совет, наставить на истинный путь.

* * *

Мама погасила свет, пожелала спокойной ночи и ушла. Лёжа в кровати, Андрей никак не мог уснуть. Раньше он очень боялся темноты, ему казалось, что кто-то есть рядом, кто-то враждебный.  О. Георгий сказал, что у него есть Ангел Хранитель. Теперь, ощущая присутствие Ангела Хранителя, Андрюша не чувствовал никакого страха.

– Как хорошо было бы, если бы все мои одноклассники тоже стали православными, если бы все люди исполняли заветы Христа, любили друг друга. Тогда на земле не было бы зла!

Юрий Макарцев

Сентябрь 2006

Время

Белой ниткой ускользает
Из моих неловких рук;
Я ловлю, но тут же тает,
Замыкает жизни круг.

Время тянется как нитка,
Как волны свободной бег.
Несерьезная попытка
Сделать дольше краткий век.

Сколько раз сопротивлялся,
Говорил мгновенью: «Стой!»
Ключ от жизни мне не дался,
Был я сам себе чужой.

Но пришла однажды вера,
Понял я, что не один.
Что есть Бог, душа бессмертна,
Счастлив будь, христианин!

10.02.2006
Юрий Макарцев